Танец паука
Косметика Avon Косметика Faberlic Женское белье Lauma Green Mama БАД Art Life Womanmarket.ru  
 
 

   
10.08.2004
ИСТОРИЯ ЛЮБВИ: Танец паука.

Автор -- НИНА ДЬЯЧЕНКО








Настоящая любовь всегда приходит тогда, когда ты ее не ожидаешь… Но это еще не самое страшное. Страшнее, когда ты вдруг обнаруживаешь, что эта любовь уже у тебя есть, но она недостижима, как солнце…

Девушка сидела на корточках на лестничной площадке, с лихорадочной поспешностью подписывая поздравительную открытку. Она не услышала чужих тихих шагов и вздрогнула, когда ощутила чужую руку у себя на плече.

- Привет, ты тоже на день рождении Валентины? – приветливо произнес довольно красивый, чем-то похожий на Брэда Питта парень. Высокий блондин с ангельскими чертами очень странно смотрелся в черной кожаной курточке и черных джинсах. Так, словно ангелу вдруг понадобилось притвориться бесом. – Открытку подписываешь?

- Да, - она почему-то закрыла написанное ладонью. - Не мешай, ладно?

- Ладно. Так мне звонить в дверь или подождать пока ты допишешь? – с иронией, добродушно улыбаясь, поинтересовался он.

Она задумалась, оторвавшись от творческого процесса. – Пожалуйста, подожди. Просто не хочу, чтобы меня видели в таком виде. Тогда я точно не успею дописать.

- Может тебе что-нибудь подсказать?

- Извини, но это процесс интимный.

Он помолчал, подождав пока она закончит.

– Все, - девушка вскочила с немного виноватой улыбкой, но весело сияющими глазами. – Я уже закончила. Спасибо, что подождал меня.

- Да ничего, - он равнодушно пожал плечами.

- Ну что, вынимаем подарки? – не дожидаясь ответа, она лихорадочно порылась в среднего размера черной сумке, не лишенной красоты и изящества, достала завернутый в красивую упаковку коробку.

Парень вынул из кулька красивый пакет, обвязанный розовой ленточкой. – Ну что, звонить? Его палец завис над кнопкой. Девушка затаила дыхание и кивнула.

Дверь открылась, на пороге сначала показался большой сиамский кот с ярко-голубыми глазами, равнодушно зевнул, повернулся задом и меланхолически отошел. Затем появилась очень красивая блондинка с ярко-зелеными глазами. Короткая белая кофточка обнажала прекрасную длинную шею, очаровательные округлые плечи и верх соблазнительной груди. Шею украшало дивное ожерелье, очень подходящее к белой кофточке.

- С днем рождением тебя, Валя, - улыбнулась девушка, подавая ей перевязанный подарок.

- Присоединяюсь, - скромно отошедший в сторону парень протянули и свой подарок, по-хозяйски притянул девушку к себе и поцеловал. – С праздником тебя, любимая!

- Спасибо, Славик! – радостно запищала именинница, притягивая его к себе и прижимаясь всем телом, заглядывая ему в глаза. – Как я рада, что ты пришел!

- Ну, как же я мог пропустить такое событие! Тебе же исполнилось 22 года!

- Да, старость не радость, - улыбнулась она. – Заходите же!

Девушка переступила порог. Парень, оказавшийся любовником именинницы, украдкой разглядывал гостью, в ней, по его мнению, было что-то необычное. Среднего роста, худощавая, очень стройная, но не казавшейся истощенной или костлявой; прямые черные волосы натурального оттенка, не настоящая брюнетка, но гораздо темнее шатенки; глаза черные, жгучие, пронзительные; кожа белая, как молоко; черты лица правильные, тонкие. Ее красота бросалась в глаза, только если она удасуживалась накраситься. Но по ней было видно, что косметику девушка не любила. Вот и сейчас она даже не накрасилась.

Оранжевые штаны, обегавшие тончайшую талию незнакомки, ярко-желтая кофточка подчеркивали ее необычный стиль, самобытность, яркую индивидуальность.

- Кажется, мы еще не знакомы, - любезно обратился он к ней.

- Ксана, - улыбнулась она, впрочем, довольно прохладно. Все внимание пришедшей фокусировалось на подруге.

- Оксана? – переспросил он.

- Нет, Ксана! – с вызовом произнесла она, почти с пафосом, очень надменно. – Оксаной меня называют только родители и официальные лица.

- А я постараюсь быть лицом неофициальным, приложу все усилия, - заверил девушку парень.

- Солнышко, может помочь тебе с посудой? – обратилась Ксана к подруге.

- Да нет, моя мама почти закончила накрывать. Хочешь, я лучше тебе свои новые фотки покажу? Ты их еще не видела, там я со Славиком. Девушка бросила обожающий взор на кавалера. – Ты там такой красивый! Хоть в кино снимайся.

- Когда-нибудь снимусь, - серьезно пообещал он. – И тебя с собой возьму. Ты ведь у нас настоящая красавица.

- Конечно, - подтвердила Ксана. – Валентина действительно настоящая, классическая красавица.

- Все, все, вы меня захвалили, сейчас пойду и зазнаюсь, - весело пообещала девушка и начала их тянуть к себе в комнату, похожую на длинный, хоть и пустой, троллейбус.

Маленькая, узкая комнатка была заставлена мебелью: огромным диваном, большим письменным столом, где покоился компьютер, стульями, креслами и книжным шкафом на заднем плане. На стене висели странные "штучки". Понять их назначение не смог бы никто, кроме самой хозяйки.

- Вот фотки, - девушка порылась в ящике стола, ее длинные золотистые волосы рассыпались по столу, словно золотая парча, подчеркнув тонкий, медальный профиль. – Посидите тут, а я пока маме помогу. И не суйтесь помогать, вы ведь мои любимые гости, - она кокетливо, тепло улыбнулась. – Моя лучшая подруга и мой парень. Я так давно хотела вас познакомить! Но у тебя, Ксана, странная маничка, что ты нам можешь помешать! Разве лучшая подруга когда-нибудь кому-нибудь мешала?

Она убежала, как иллюзия, оставив их наедине. Ксана начала молча рассматривать фотографии, демонстративно игнорируя парня своей лучшей подруги.

- Вы случайно не фотомодель? – обратился он к ней.

- Конечно же нет! Ведь я маленького роста, - пояснила девушка, продолжая рассматривать фотографии, но уже по второму разу и невнимательно. Скорее для вида.

- Рост тут не при чем, вы могли бы стать фотомоделью… У вас очень интересное лицо. И красивая фигура.

- Ну да! – она искренне, презрительно фыркнула. – Я слишком худая, у меня почти совсем нет груди, а тело – одна сплошная талия. У меня фигура шнурка.

- Разве можно так о себе говорить? – парень был по-настоящему шокирован. – Надо себя любить.

- У меня плохо получается, - саркастически сказала Ксана, глядя в окно. – Мне двадцать лет, а у меня даже парня никогда не было. Наверное, у меня слишком высокие запросы. Всем девушкам нравятся интеллигентные красавчики… и я не исключение. Но я не в их вкусе, и давайте больше не будем обсуждать мою личную жизнь! – резко подвела итог Ксана. – Если вам уж так не терпится со мной поговорить, можно обсудить погоду – она теплая.

- Согласен, - парня трудно было сбить с толку. – Теплая и весенняя. Ты любишь весну?

Сообразив, что от него не остать, она с неохотой включилась в беседу, постепенно увлекаясь.

- Удивительно! Так редко можно встретить умного парня, - невольно воскликнула она. – Но все равно у тебя такой же недостаток, как и у всех остальных мужчин.

- Какой же? – полюбопытствовал он.

- Безграничная самоуверенность в собственной совершенстве. Это мешает вам духовно расти. И не надо доказывать, что мужчины самые умные, особенно теми сомнительными доказательствами, что почти нет женщин художников, очень мало писателей – я имею в виду классиков. Просто очень много веков женщин просто не допускали к науке и искусству. Даже Жорж Санд вынуждена была писать под мужским псевдонимом. Женщина была лишь мужской игрушкой… уступив ему по доброте душевной власть после матриархата.

- Не думаю, что по доброте… Предполагаю, что битва за права была кровавой, - задумчиво произнес Слава. – Но результат этого стоил. Во всяком случае, тогда было меньше гомосексуалистов.

- Гомосексуалисты? – казалось, Ксану обрадовала возможность побольше нагнать на мужиков. – Они появились потому, что мужчины деградировали. Женщины изменились, и очень сильно, а они теперь не знают, как их завоевать. Точнее, им облом этим заниматься… У меня есть знакомый, гей. Так он говорит: &aqquot;Зачем мне эти бабы? За ними нужно ухаживать, бегать, их нужно угощать. А мужик сам предложит, да еще и спасибо скажет!"

- Идите за стол, уже пора, – кокетливо улыбнулась Валентина, заглядывая к ним. – Вы еще не поубивали друг друга? Странно, моя Ксана такая ужасная феминистка!

- Напротив, Ксана очень мила, - усмехнулся Славик. – Мы отлично поладили, не правда ли?

- Вроде бы так, - тихонько ответила она, тщательно подбирая слова, не желая обидеть лучшую подругу. На самом деле парень, о котором Валя так много и так долго ей рассказывала, совершенно ей не понравился. По ее мнению, он ничем не отличался от многих равнодушно-циничных представителей мужского пола, которые доводили ее до белого каления.

Поближе к еде пришли еще три девочки и один скромный мальчик в очках. Они расселись за столом. Славик торжественно сел рядом с Валентиной. Ксана села по другую ее руку.

Валентина выглядела великолепно: белая кофточка, обнажавшая плечи и верхнюю часть груди, белые, облегающие брючки, белое золото, украшавшее ее белоснежную кожу; длинные золотистые волосы она распустила по плечам.

- Твой тост, - Валентина дружески похлопала Ксану по коленке. Та встала, взяла дрожащей рукой бокал, наполненный шампанским, ее глаза увлажнились, все стихли, выжидающе дотронувшись до своих бокалов, ожидая конца тоста и сигнала чокаться, а потом пить.

- Даже не знаю, что сказать: ты самая лучшая в мире! – начала девушка, улыбаясь дрожащими губами. – Ты знаешь, что я тебя очень люблю и больше всего на свете желаю тебе счастья… особенно в личной жизни. Хорошей работы, здоровья и душевного комфорта.

- Спасибо, дорогая, - Валя легко коснулась губами щеки севшей Ксаны. Рука девушки дрогнула, и бокал чуть не упал – его поддержал Славик. Ксана адресовала ему благодарный взгляд, а тот ей подмигнул.

- Теперь твоя очередь, - Валентина, улыбаясь, обернулась к парню.

- Охотно. Тот встал, поднял свой бокал, озарил всех солнечной улыбкой. – Итак, я не буду желать Валечке счастья в личной жизни – я и есть ее счастье. Девушка зарделась, шутливо ударив его по руке. – А пожелаю терпения со мной любимым, и удачи с собой любимой!

- Оставайся у нас ночевать, - уговаривала подругу Валентина. – Славик тоже остается. Я положу вас в одной комнате.

- А что, мне с тобой уже нельзя? – игриво осведомился парень, ухмыляясь.

- Нельзя! – серьезно отозвалась девушка. – При родителях – ни в коем случае. А тебя, Ксана, я не отпущу, и не проси! На улице уже двенадцать ночи, уже темно и страшно. Ты же у меня уже оставалась ночевать. Пожалуйста! – Валя кинулась обнимать подругу.

- Я не хочу вас стеснять, к тому же я могу вызвать такси, - изо всех сил сопротивлялась девушка, хватаясь за пиджак.

- Ксаночка, - Валя очень билзко наклонилась к ее лицу. – Окажи мне услугу: я хочу провести ночь со Славиком, а для родителей нужен повод, чтобы оставить его. Если ты пойдешь, то он должен будет тебя провожать, а потом идти домой. Голос Валентины стал умоляющим, она просящее заглядывала в глаза подруги.

- Ладно, - помолчав, наконец ответила она.

- Спасибо! – девушка эмоционально сжала ее ладонь.

… Ксана переоделась в ночную рубашку в ванной, а потом робко, с быстротой рыбы, проскользнула в комнату, залезла в кровать и притворилась спящей.

Славик пошел после нее, вернулся нескоро, Ксана так поняла, что он специально тянул время, ожидая пока она и родители заснут. Минут через пятнадцать в комнату неслышно проскользнула Валя, Ксана расслышала звук поцелуя.

- Все, я проверила: они спят. Пошли в мою комнату, а утром вернешься сюда. Ксана просто молодец – она всегда меня выручает.

- Да, я уже заметил, что твоя лучшая подруга – просто клад. Кажется, я тоже вскоре начну ее обожать. Особенно, если она будет почаще прикрывать нас, так, как сегодня.

Они удалилась, ступая на цыпочках, как воры.

Ксана заснула только под утро.

Ночью, выходя в туалет, она столкнулась в коридоре со Славиком. Он шел в ванную в распахнутом халате. Голый. Он слабо улыбнулся ей, запахнул полы халата и быстро скрылся в туалете.




 

 


Танец паука...
Rambler's Top100 liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня