Феминистка и шовинист, продолжение
Косметика Avon Косметика Faberlic Женское белье Lauma Green Mama БАД Art Life Womanmarket.ru  
 
 

   
20.10.2004
ЛЮБОВЬ ВОЗМОЖНА: Феминистка и шовинист, продолжение.

Автор -- НИНА ДЬЯЧЕНКО










Начало здесь >>>, Продолжение здесь >>>

Наутро Бэт узнала – одновременно со всем остальным лагерем – что Дэвид – классный любовник и обладатель черного пояса по-карате. Она так и не поняла, при чем тут одно к другому.

"Он что, целую ночь демонстрировал приемы этой черноволосой стерве, соблазнившей его шариком?" - с раздражением размышляла она. С самого утра, позавтракав раньше остальных, она скрылась в парке с книгой. По крайней мере, она знала, что тут ее не смогут найти.

Держа книжку верх ногами, девушка размышляла, почему так сильно бесится. Она же понимала, что Дэвид – не для нее. И он не ее собственность. И что и он, и та девушка – совершеннолетние. А она – не монашка, и не сектантка, чтобы осуждать чужие грехи… не замечая своих.

Ей было так больно, что она с трудом удерживала подступающие к горлу рыдания.

"Подумать только, а ведь я тоже могла бы с ним таким образом познакомиться. Или… придумать что-нибудь еще прозаичнее… Например: попросила бы его намазать мою спину кремом. Если б я знала, что он так легко доступен".

Бэт хмыкнула: раньше она просто ненавидела бабников, а теперь готова была встать в очередь со всеми его "жертвами" в этом лагере.

… - Представляешь, он просто переспал со мной – и бросил! – донесся до нее плаксивый голос какой-то девушки. Бэт, подчиняясь странному импульсу, вскочила и мгновенно спряталась за беседкой. Две девушки вышли из-за поворота, в одной из них она с презрением и гневом узнала вчерашнюю соблазнительницу. Рядом с ней шла очередная хорошенькая девушка из лагерной "коллекции".

- А ты что, хотела, чтобы он на тебе сразу женился? – заявила крашенная блондинка с темными корнями. – Детка, очнись! Такие мальчики годятся только на одну, максимум на насколько ночей! Как правило, они женятся либо по залету, либо из материальных соображений. Или когда делают карьеру, например: на дочке своего шефа. Понимаешь, я сразу же раскусила этого типа: он ненавидит женщин.

- Да ладно! – темноволосая и загорелая красотка недоверчиво расширила глаза. – С чего бы вдруг?

Подруга пожала плечами:

- Откуда ж я знаю? Я что, психолог? Может, его мама и сестра в детстве обижали. Может, девушка бросила? Теперь он закрыл все свои чувства к девушкам непроницаемой стеной. Знаешь, лучше найти себе парня без проблем. К тому же – мы сюда приехали для того, чтобы как следует гульнуть, не правда ли? Так что: твой сезон начался. Следующим может стать Эдвард, не так ли? Только не забывай, что нас тут много… и всем хочется. И не надо делать из случайного любовника собачку на поводке. Вдруг укусит? Тебе нужны его проблемы? Дэвид – такой мрачный тип. Я даже немного его побаиваюсь.

Так, разговаривая, девушки ушли. Бэт даже не знала, что на самом деле ощущает…

…Бэт, чтобы успокоиться, напялила спортивный костюм и пошла в спортзал немного позаниматься. Там было тихо, прохладно и безлюдно.

Девушка начала повторять некоторые приемы и стойки и так этим увлеклась, что полностью погрузилась в себя, не замечая ничего вокруг.

- Что ты здесь пляшешь? – донесся до нее голос… Дэвида. Она застыла в нелепой позе. Рядом с ним, как обычно, стояли его дружки. Они насмешливо косились на нее, отчего Бэт сильно покраснела.

- По-твоему, это танцы? – язвительно заметила она. – А я слышала, что у тебя черный пояс по-карате? Или ты просто наврал, чтобы затащить в постель очередную девушку? Вот у меня действительно черный пояс, - девушка горделиво глянула ему прямо в глаза. Ей стоило громадных усилий не отвести взгляд.

- Что ж, давай как-нибудь поборемся, посмотрим, кто на самом деле достоин своего пояса, - звенящим от злости голосом проговорил он.

В зал вошли Дарина с Эдвардом, а за ними – почти все временные жители лагеря. Они с любопытством уставились на них. Бэт поймала себя на том, что снова покраснела.

- Вот ты где! – злым голосом проговорила черноволосая любовница Дэвида, бросая на них разъяренный взгляд. – А я тебя повсюду ищу. А ты тут заигрываешь с этой уродиной.

- Заткнись, или по морде дам - твой пластический хирург не обрадуется! – громко заявила Бэт.

- Мы обсуждали турнир, - нейтральный тоном заявил Дэвид.

- Какой турнир? – немедленно оживилась Дарина, кидая на него плотоядный взор.

- По-карате, - хищно улыбнулся Дэвид. – У нас у обоих, как выяснилось, черные пояса.

- О, какое чудесное шоу! Надеюсь, вы хотя бы не поубиваете друг друга, - с энтузиазмом вмешался Эдвард. – Давайте устроим ваше сражение перед дискотекой?

…С бьющимся сердцем, сто раз жалея, что в это ввязалась, Бэт стояла перед ним в боевой стойке. Дэвид тоже принял нужную позу, насмешливо и уверенно глядя на нее. Он был уверен в своей победе. Три ее новые подружки сидели в первых рядах спортзала, подбадривая ее воплями: "Да, да, убей его! Убей!" Парни подбадривали своего кумира. Многие девушки тоже болели за Дэвида. Можно даже сказать: все девушки, кроме ее трех подружек.

Начался бой. Через короткое время Бэт поняла, что он действительно ее сильнее. Что у него техника лучше. Если она раньше была просто влюблена в него, то теперь зауважала. Она ожидала, что вот-вот он ее победит с позором. Но… он закончил бой вничью.

На доски спортзала внезапно выбежала Дарина:

- Победила – Бэт! Она же девушка! А девушкам, Дэвид, надо уступать.

Ее уход со сцены провожали гробовым молчанием. Бэт сообразила, что теперь она стала самой непопулярной для всех девушек и парней. И ей остается либо немедленно уехать, либо утопиться в океане.

Бэт ощущала жгучее желание набить морду Дарине, которая не только выставила Дэвида дураком, но и вызвало к ней враждебность.

- Молодец! Здорово ты его! – выбежала к ней неразлучная троица с радостно-возбужденными лицами. – Классно ты его побила! – заулыбалась Гера.

- Во-первых, не я его, а он меня. А во-вторых… оставьте меня в покое! – заорала она и убежала с плачем.

- Истерика! – прокомментировала Сьюзан сочувственно. Они долго смотрели ей вслед.

Бэт спустилась в город и купила себе бутылку "мартини", а потом отправилась на пляж. Села на теплый песок и долго пила из горлышка, а по ее щекам стекали слезы… Она сама не заметила, как уснула. Проснулась оттого, что луна слишком сильно светила ей в глаза. Она не боялась – пляж был охраняемым. Вставать и идти в постель было облом. Она развалилась, любуясь черными волнами, на которых танцевали лунные лучи.

Неожиданно она увидела парня, идущего вдоль воды, тоже с бутылкой в руках, которую он часто прикладывал ко рту. Он был в одних шортах. Еще не видя его лица, Бэт залюбовалась его красивой фигурой. Парень остановился, снял шорты, швырнул на песок допитую бутылку, и абсолютно голым вошел в волны. Бэт краснела, но не могла заставить себя отвести взгляд от красивых ягодиц и тонкой талии.

Вдруг ей вспомнились акулы, а волны почему-то – может, с пьяных глаз – показались огромными.

"Да он же идет топиться! Наверное, из-за несчастной любви!" - уверила себя девушка и, охваченная паническим страхом, быстро скинула одежду, оставшись только в трусиках и лифчике, и бросилась в волны, отчаянно крича.

Через несколько минут, показавшихся ей вечностью, кто-то обхватил ее в воде за талию. Бэт чуть не умерла от испуга.

– Спасите, помогите, акулы! – заверещала она, чуть не теряя сознание. В рот попала вода, она начала захлебывать.

Кто-то упорно потащил ее к берегу, а потом швырнул на песок. Чьи-то губы присосались к ее губам.

- Насилуют! – прошептала она еле слышно.

- Ты чего, совсем сдурела? – услышала она такой знакомый голос Дэвида. – То идешь топиться, то принимаешь меня за акул, а когда я решил сделать тебе искусственное дыхание, порешь всякую чушь! Ну, кому ты нужна, чтобы тебя насиловали?

- Да, я никому не нужна! – из ее глаз потекли пьяные слезы. – Вот только слезь с меня, и я действительно пойду топиться! Я ведь хотела тебя спасти! Нельзя купаться в такой шторм! Да еще и пьяным!

- Кто, я пьян?! – немедленно взвился парень. – От одной бутылки пива? А вот что пила ты, мне интересно.

- Ма-мартини, - прошептала она еле слышно.

- И сколько бутылок?

- О-одну, - прошептала она снова.

- Так чего ты такая пьяная?

- Потому что я не пью. И не курю. И с мальчиками не сплю.

- С кем же ты спишь? – язвительно поинтересовался он, нависая над ней.

- Не твое дело! Не с тобой – и то хорошо! Я вообще феминистка! Мне никто не нужен! – воинственно вскрикивала она, развалившись на песке.

- Давай я помогу тебе добраться до комнаты, - спокойным тоном проговорил он. – Ты и так испортила мое ночное…

- Свидание? – язвительно закончила Бэт.

- Нет, купание.

- Не надо мне делать одолжение! Я же знаю, что ты меня ненавидишь! Но я ведь признаю твою победу, я не виновата, что эта Дарина - такая дура! Оставь меня здесь! Я заслужила! Нет, меня вообще надо бросить на съедение акулам! – с пафосом восклицала она.

- Заткнись, у меня голова уже от тебя болит! Лучше выпить ящик водки, чем слушать тебя пять минут. Он схватил ее и поднял, а затем понес, обхватив поперек талии, как скрученный рулон обоев. Бэт так сильно сопротивлялась, что он ее уронил. И девушка впечаталась лицом в песок. – Извини, - он нагнулся над ней, - я не специально. Но ты больно царапаешься.

Бэт с трудом встала и снова накинулась на него. Точнее, попыталась, но, зашаталась и свалилась ему на руки. Обняла его за шею, повиснув на нем, как мокрое белье на веревке. И вдруг всем телом ощутила его наготу. Это было неожиданное ощущение. Он тоже застыл. Медленно вытер с ее лица песок ласковой ладонью, глядя прямо в глаза…

Сливаясь с ним в одно целое под музыку волн, Бэт чувствовала себя свободной и счастливой. Она не просто лишалась невинности, она полностью становилась другой. Красивой, сильной, любящей.

Новая жизнь не обещала быть идеальной, счастливой или раскрашенной сплошь в яркие цвета. Но… она обещала быть интересной.




 

 


Феминистка и шовинист...
Rambler's Top100 liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня